Галина (galankor) wrote,
Галина
galankor

Categories:
  • Location:
  • Mood:

Вспоминаю..

Воспоминания не спрашивают, приходят, и всё тут.. По весне они особенно часты и даже назойливы, пока не поделишься. "Слишком давят плечи", а поделишься и легче.
В конце января была дата маминого ухода. Она была удивительным человеком, как бы сейчас сказали, что были у неё экстрасенсорные способности (ей бы не понравилось это выражение, знаю). Просто сверхчувствительность необыкновенная. И необыкновенная у нас с ней была любовь друг к другу. У меня порой переходило это почти в ненависть в детском возрасте, так, что дышать трудно становилось. А может я брала на себя её проблемы со здоровьем. У неё была тяжёлая астма. По ночам я всегда спала в "одно ухо". Одно на подушке, а второе всё слушает, как мама хрипит, задыхается. И дикий страх всё детство за жизнь мамы. Как я боялась, что она умрёт! Как ненавидела врачей скорой помощи, которых сама же и вызывала.
Вспоминаются почему-то всегда зимы. Мне лет 8-9, я надеваю на голые ножки валенки, кое-как запахиваю зимнее пальтишко и выбегаю к телефону-автомату через дорогу от нашего общежития. Иногда металлическая трубка, в которую дышу, примерзает к щеке, по лицу текут слёзы: я боюсь, что в вызове откажут, скажут как обычно, что к хроникам не выезжают. И я заранее уже всех врачей ненавижу..
Но иногда приезжают хорошие, они делают уколы маме, а мне оставляют ампулки для укола и объясняют, как и что делать, оставляют и немного спирта. Я подбираю ампулы, которые не полностью израсходованы, слюнявлю ватку и заматываю остатки ампул на всякий случай. С этого возраста я сама делаю маме уколы, от приступа - тройные, из трёх лекарств, называть не буду, два из них сейчас выписываются только на "розовых" бланках, считаясь наркотическими, но только это снимало тяжёлый приступ. Правда, они набирались в шприц в малой дозировке по 0,3 мл. Разовых шприцов тогда не было, я кипятила в маленькой кастрюльке рекордовский шприц и иглы, которые от частого применения были в зазубринках, руки у мамы были совсем худенькие, представляю, как ей было больно, но она после приступа всегда говорила, что Галюшка лучше врачей делает уколы. Святая неправда!
Приступ обычно начинался ночью, напрягалось до слёз любимое лицо, на тоненькой шее проступали и напрягались вены. Моя детская кроватка, из которой торчали мои выросшие ноги, стояла под углом к маминой, я открывала глаза и начинала трястись. Когда свисты и хрипы становились нестерпимыми, я садилась и мама делала мне знак. Позже я поняла, что она не хотела, чтобы я видела её лицо, когда она так страдает. Знак означал, что мне надо залезть к ней за спину и кулачком постучать по спине, мама уверяла, что от этого ей гораздо легче. Я очень старалась. Била кулачком, временами разжимая ручонку и поглаживая мамину звучащую спинку, иногда прикладывала ухо к маминой спине.
Когда "музыка" внутри мамы стихала, обычно дело шло к 5 часам утра. К этому времени приступ проходил, мама полусидя задрёмывала, а я уходила на свою кроватку, закрывалась с головой и начинала плакать, зажимая подушкой рот, чтобы мама не услышала. Больше всего на свете я боялась, что она умрёт.
Умерла мама через 10 лет, я училась уже в мединституте на 2 курсе. Как мы с ней мечтали о том времени, когда я окончу институт и по распределению мы с ней уедем в деревню, где чистый воздух! По наивной молодости книжной девочки, воспитанной Паустовским в духе романтики (его мне тоже мама открыла, благодарна ей безмерно за это), я была уверена, что займусь именно астмой и сделаю непременно открытие в этой области.
Последние часы своей жизни мама была одна, я слушала лекции в институте, а потом вместе с группой пошли в кино. Сколько лет я корила себя за это!! Как пришла домой, как разбила соседке пенсне, ударив её по лицу, когда она вышла в коридор, чтобы предупредить меня, не могу и не хочу вспоминать.
Жить не хотела. Бросила институт. Помню, что тупо сидела на маминой кровати, повесив на шею себе подаренного мамой мишку на верёвочке с колечками, сколько это продолжалось, не помню. Братик уехал в другой город хоронить бабушку, которая узнав о смерти любимой дочери, не пережила этого.

Так бы я и не стала врачом, если бы не преподаватель Юрий Иванович Бородин, молодой тогда доцент кафедры анатомии. Тогда как раз была зимняя сессия. На зачёты и экзамены я не явилась. Девочки нашей группы рассказали Юрию Ивановичу обо мне. И он приехал в нашу коммуналку, где я сидела, запершись на ключ и потеряв ощущение времени. Что он мне говорил с той стороны двери, какие доводы приводил, не знаю, не помню. Не хотела говорить, не отвечала. Помню, что в конце концов пнула ногой под дверь ключ от комнаты и он меня открыл. Молча сел рядом, положил руку на плечо.. И тут меня прорвало: я начала рыдать и выть. Долго, очень долго он сидел, что-то говорил, уговаривал не бросать институт, и когда он сказал, что МАМА БЫЛА БЫ РАДА, если бы я сессию всю сдала на пятёрки, что-то во мне щёлкнуло, я впервые посмотрела на него, увидела. А он уже говорил, куда и во сколько прийти завтра. Потом я поняла, что он договорился с преподавателем не любимого мною предмета по марксизму-ленинизму.
Ну и дальше уже некуда было деться, я обещала Юрию Ивановичу и маме. Сдала всё на пятёрки.
Долго ещё в автобусах и трамваях виделась мне мама, а уж если кто-то хрипло задыхался..
Всю жизнь благодарна Юрию Ивановичу. Сейчас он академик РАМН, доктор медицинских наук, учёный - лимфолог, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, почётный гражданин Новосибирска.
Когда его показывали по ТВ во времена его работы в Верховном совете СССР, я детям всегда показывала его и говорила, что этому человеку я обязана тем, что стала врачом. Если бы он тогда не пришёл и не уговорил глупую девочку, которая не хотела не только учиться, но и жить..

Эта моя фотография оказалась последней для мамы:


Это Юрий Иванович на лекции по анатомии:


Это во времена работы в Верховном совете:


А это несколько лет назад, всё такое же умное и интеллигентное лицо, прекрасное.


Юрий Иванович, как я благодарна Вам!
Tags: Юрий Иванович., мама, мои преподаватели
Subscribe

  • Ещё о маме.

    В молодости у мамы были тяжёлые косы, из-за тяжести волос её все считали "гордячкой", которая задирает нос кверху. Волосы у неё были очень красивого…

  • (no subject)

    Дорогие друзья Галины Георгиевны! 1 мая она оставила нас. 4-го было прощание. Она будет покоиться рядом со своим любимым супругом Анатолием…

  • Озеро Вечерних Грёз.

    Новое сочинение Лии. Надо было на тему экологии, получилось что-то скорее политическое. Пусть здесь останется на память: Аравийский полуостров в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Ещё о маме.

    В молодости у мамы были тяжёлые косы, из-за тяжести волос её все считали "гордячкой", которая задирает нос кверху. Волосы у неё были очень красивого…

  • (no subject)

    Дорогие друзья Галины Георгиевны! 1 мая она оставила нас. 4-го было прощание. Она будет покоиться рядом со своим любимым супругом Анатолием…

  • Озеро Вечерних Грёз.

    Новое сочинение Лии. Надо было на тему экологии, получилось что-то скорее политическое. Пусть здесь останется на память: Аравийский полуостров в…