Галина (galankor) wrote,
Галина
galankor

Categories:
  • Mood:

Восемнадцатый.

- Кто? - прошептали губы прежде, чем Геля поняла, где находится и что с ней. Она обвела ещё не всё видящим взглядом высокую белую комнату, скосила глаза вниз. Там, в тумане у её ног большая женщина в клеёнчатом фартуке и марлевой маске что-то делала.
Стало больно. Геля застонала.
- А-а-а, проснулась! Да, пришлось повозиться с тобой. Ты теперь рекордсменка.
-?...
- По количеству наложенных швов.
- Кто? - снова повторила Геля, уже громче.
- Мальчик. У-у, глупая, чего же ты ревёшь? Теперь надо радоваться.

Ей поднесли его - маленькое сморщенное личико кривилось, на широком носике белые точки, ротик совершенно круглый, открытый. Вдруг он повернул голову вбок и сосредоточенно зачмокал край пелёнки.
Какое-то чувство пустоты и лёгкости наполнило маленькую женщину. И жалость к этому рождённому ею человечку смешалась с глухой отчуждённостью. Совсем не похож на того красивого, теперь чужого ей человека. Стоило так мучиться? Наркоз, щипцы, все эти разрывы и разрезы.

В палате их было четверо. Двое уже ходили, и Геля очень завидовала им. Та большая женщина в фартуке, забрызганном её кровью, сказала, что надо спать, но сна не было. Болели швы, в голову лезли неприятные мысли.

 Утром принесли кормить... Всем принесли, кроме неё. 
Молодая женщина с рыжими кудряшками из-под белого платка кормила дочку, беспрестанно мягко приговаривая: "рыбонька ты моя, Татьянка".   Другая, чей пятикилограммовый богатырь был пока без имени, называла его "двоечкой" по номеру на кроватке в детской комнате.

Её сына не носили 5 дней: трудные роды, щипцовый, - это слово почему-то оскорбляло её.
Но вот однажды утром...
- Номер восемнадцатый, чей? - в дверях стояла детская сестра с белым свёрточком в руках.
Это ведь он, мальчик...
- Мой! - почти выкрикнула маленькая женщина, увидев тот же круглый рот, кусающий пелёнку.

Он был теперь совсем не похож на того "восемнадцатого", которого ей показали пять дней назад. Округлились и побелели щёчки, и только теперь она рассмотрела, какие длинные у него ресницы.  Она приложила его к груди. Круглый рот жадно схватил сосок. Острая боль пронзила её. Вот он устроился и шумно засосал, заглатывая вместе с молоком воздух. Сосал он долго, не отрываясь. Маленькие бисеринки пота выступили на переносице.
Вдруг он оторвался и, глядя ей прямо в глаза, улыбнулся, обнажив розовые дёсны. Белая струйка выбежала из его рта.
 - Мальчик, милый мой!
Она представила его топающего ножками, и засмеялась: именно такого, какой он сейчас, без имени, просто "восемнадцатого". Потом представила его года в два, четыре, первоклассником. Будет учиться в школе, обдирать коленки, играть в футбол, целовать девчонок, а она будет подогревать ему ужин, вздыхать и ждать.

Геля почувствовала в себе силы, вспомнила, что ещё вчера собралась умирать:швы нагноились и разошлись, стало совсем невыносимо лежать на спине. Стояла необычная для весны жара, такая, когда волосы прилипают к затылку, а тощая больничная подушка от жары и слабости промокает насквозь.
Мыслей о смерти теперь не было. Крохотный человек вернул ей силы. 
Она вспомнила, что уже несколько дней ничего не ела, кроме морсов и чая. Теперь ей захотелось есть, чтобы у неё было много сил, чтобы кормить и растить этого маленького, "восемнадцатого".

Tags: Вспоминая прошлое..
Subscribe

  • Вспоминаю..

    Воспоминания не спрашивают, приходят, и всё тут.. По весне они особенно часты и даже назойливы, пока не поделишься. "Слишком давят плечи", а…

  • Ещё о маме.

    В молодости у мамы были тяжёлые косы, из-за тяжести волос её все считали "гордячкой", которая задирает нос кверху. Волосы у неё были очень красивого…

  • (no subject)

    Дорогие друзья Галины Георгиевны! 1 мая она оставила нас. 4-го было прощание. Она будет покоиться рядом со своим любимым супругом Анатолием…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments