July 25th, 2012

Поговорить с тобой..

Так хочется поговорить с тобой..

Вчера снова видела тебя во сне. Ты шёл по широкой улице незнакомого летнего города. Я так обрадовалась, крикнула тебе, чтобы ты подождал меня: пойдём вместе. Мне надо было очень зайти в одно место, и я пошла, почти побежала. А ты сел на лавочку. Я металась по улице, зная, что ты ждёшь. Издалека видела, что ты сидишь. Но так и не нашла то, что искала, а ты всё сидел. Так и не пошли вместе. Но я была так рада, что вижу тебя. А ты был такой, как на этой фотографии, одной из последних в твоей земной жизни, и тоже в голубой рубашке.




В последнее время я почти всё время живу бытом. Помнишь, как на заре нашей совместной жизни мы договаривались, что не будем жить одним бытом. Много философствовали на эти темы: быт, привычка, бытиё, бытийствование, ествование. Я тебе зачитывала из детского своего дневника о том, как я ненавижу привычку, заклинала, чтобы привычка уходила из моей жизни, что я её ненавижу. И что быт съедает романтику, и что я не люблю, когда ты говоришь, что я НУЖНА тебе вместо ЛЮБЛЮ. Ты соглашался и смотрел взглядом мудреца, который успокаивает ребёнка.

Как бы теперь я была рада, если бы ты говорил любые слова, только бы говорил, или даже просто молчал, но был рядом, а я благодарно прижималась к тебе, а внутри всё кричало бы, как ты мне НУЖЕН, а предполагалось - ЛЮБЛЮ, очень ЛЮБЛЮ! Потому что жить без тебя ПОЧТИ невозможно. И всегда, всё это время я живу в этом ПОЧТИ, оно только меня держит. И этот самый БЫТ, который я раньше ненавидела.
Быт нужен, он спасает, когда ты остаёшься один. Какие-то вечные бытовые дела.

Вот работаю "кошачьей мамой". Выращиваю кроху котёнка. Конечно же, опять не могла слышать его крик у мусорки, взяла. Такого крошки у нас ещё не было, у него только-только открылись глазки.
Сейчас уже подрос, прошло около 2 недель. Кормлю из маленькой бутылочки, на которую натянули пипетку. Малыш, который назвался Шуриком, умещается на ладошке. Когда берёшь в ладошку это 200-граммовое чудо, которое уже совершенно, понимаешь. как хрупка жизнь. И столько мыслей вызывает это творение природы! Так что получается не один быт, а целая философия.
И воспоминания, воспоминания, куда от них деться? И как ни уверяет поэт, что "их надо выстрадать, и дать им отойти", они не отходят.