Галина (galankor) wrote,
Галина
galankor

Память сердца. 8 лет.

Утешение (быль).


Они мечтали жить долго и счастливо и умереть в один день.

Последнее не сбылось. И она стояла у его гроба со свечой, молилась и плакала, а отец Георгий говорил о месте злачном, где нет "ни болезней, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная".. Его мягкий голос проникал внутрь и елеем смазывал душевные раны.

Любовь всегда жила в их доме, сначала любовь и нежность друг к другу, потом к детям. Он весь состоял из одной любви. Он был опорой, надёжной стеной, укрытием от всех бед. Больше всего она любила обнять его, прижаться и вдыхая родной запах, замереть на несколько минут, отдыхая от тяжести уходящего дня.

Даже когда он заболел ещё совсем молодым (ему было чуть больше сорока лет), он оставался для неё всё такой же незыблемой опорой.

Как быстро прошли года..

Он не успел замучить её, был лежачим всего 3 недели. Ей было очень трудно поворачивать его, чтобы помыть, и она со слезами просила Бога о помощи. Бог помогал, а он тянулся губами к поворачивающим его рукам, чтобы поцеловать. Он уже не мог говорить и есть. С трудом глотал деревенское молоко, которым молодые друзья делились с ним. Они брали молоко для своих малышей, которых он очень любил.

Она понимала, что замыкается круг жизни: с молока начинается жизнь человека, молоком теперь заканчивается...
За несколько минут до смерти она прилегла рядом с ним, обняла за шею, понимая, что прощается с ним. Дыхание отлетело.
Он лежал спокойный, лицо разгладилось. Ушла болезнь, держащая его в течение долгих 26 лет.

Отец Георгий, видя как она страдает, сказал на прощание: - Будет Вам утешение в скором времени...

На шестой день после его ухода она впервые осталась дома одна. Всё звонили и звонили люди, выражали соболезнования. После очередного звонка, когда горло снова сжали спазмы, чтобы как-то отвлечься, она вошла в кухню вылить остывший чай.
- Господи, как тяжело! - сказала она. И вдруг, медленно кружась, к её ногам упало маленькое красное сердечко. Она опустилось на пол, взяла его в руки. Нежно-красное, из какого-то невесомого неведомого ей материала, тёплое..

Чудо!

Волна нежности и тихой радости наполнила её.
- Спасибо! Спасибо!
Она вспомнила слова священника об утешении. Вот оно! Он любит её... Он здесь, с нею. Он знает, как ей тяжело и послал этот знак любви в утешение.

Последнее, что они читали вместе, был 146 сонет Шекспира:

Над смертью властвуй в жизни быстротечной,
И смерть уйдёт, а ты пребудешь вечно.
D8zDeSPs4eAOl8M9jiz4o_aZtzp5OIB9Hw--5SgaLZkf4cOl74Rc-3V_RKUS4Doya4a6PoInjC2Wytm8VdhfgUFKYEN699tWN11DJ6k3rYreq1fGHoQEtCm7jRBvNBLP
Subscribe

  • Только для друзей.

    Некоторые люди говорят, что я уж слишком открываю своё сердце. А я просто не умею иначе. Нет, это не было так всегда. В юности я доверяла больше…

  • (no subject)

    Дорогие друзья Галины Георгиевны! 1 мая она оставила нас. 4-го было прощание. Она будет покоиться рядом со своим любимым супругом Анатолием…

  • Озеро Вечерних Грёз.

    Новое сочинение Лии. Надо было на тему экологии, получилось что-то скорее политическое. Пусть здесь останется на память: Аравийский полуостров в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Только для друзей.

    Некоторые люди говорят, что я уж слишком открываю своё сердце. А я просто не умею иначе. Нет, это не было так всегда. В юности я доверяла больше…

  • (no subject)

    Дорогие друзья Галины Георгиевны! 1 мая она оставила нас. 4-го было прощание. Она будет покоиться рядом со своим любимым супругом Анатолием…

  • Озеро Вечерних Грёз.

    Новое сочинение Лии. Надо было на тему экологии, получилось что-то скорее политическое. Пусть здесь останется на память: Аравийский полуостров в…