?

Log in

No account? Create an account

Воспитание орлят.

Вот нашла интересное. Столько дум от этого. И очень трогает.
15008cb86b4e52f7524d41a72f7f06a5
Вы знаете, как орлица выбирает себе отца для своих орлят?

Она делает такую интересную вещь. С дерева или куста она отламывает веточку, берёт её в клюв, поднимается на большую высоту и с этой веточкой начинает там кружить. Вокруг самки начинают летать орлы, тогда она бросает эту ветку вниз, а сама смотрит. И вот какой-то орёл подхватывает эту ветку в воздухе, не дав ей упасть, а затем приносит её к самке очень аккуратно, из клюва в клюв. Орлица берёт эту ветку и опять бросает вниз, самец вновь её ловит и приносит ей, а она опять бросает… И так повторяется много-много раз. Если на протяжении определенного времени и неоднократных бросаний ветки орёл каждый раз подхватывает её, то самка выбирает его, и они спариваются с ним.
Зачем она это делает, вы потом поймёте.

Затем они собираются высоко на скале, вьют гнездо из жестких прутьев, и мама с папой начинают выдирать из себя, из своей собственной плоти, клювом пух и перья. Этим пухом и перьями они выстилают гнездо, забивают все дырки в нём, делают его мягким и тёплым. В такое мягкое и теплое гнёздышко орлица откладывает яйца, затем они высиживают птенцов. Когда появляются орлята (а они приходят на Свет Божий такими маленькими, голенькими, немощными), родители прикрывают их своим телом, пока они не окрепнут. Заслоняют крыльями от дождя, от палящего солнца, носят им водичку, пищу, и птенцы растут. У них начинают расти перья, крепнут крылья и хвост.
И вот они уже оперились, хотя ещё маленькие. Тогда мама с папой видят, что уже пора...

Папа садится на край гнезда и начинает колотить по нему крыльями: молотит, колотит, трясёт это гнездо. Для чего? Для того, чтобы выбить все перья и пух, чтобы остался только жесткий каркас из веток, который в самом начале они сплели и сложили. А птенцы сидят в этом вытрясенном гнезде, им неудобно, жестко, и они не понимают, что же случилось: ведь мамочка и папочка были раньше такие ласковые и заботливые. Мама в это время летит куда-нибудь, ловит рыбку и садится где-то метрах в пяти от гнезда, чтобы птенчики видели. Потом на виду у своих птенцов начинает эту рыбу потихонечку есть. Птенцы сидят в гнезде, орут, пищат, не понимают, что же случилось, ведь раньше всё было по-другому. Мама с папой их кормили, поили, а теперь всё пропало: гнездо стало жёсткое, перьев и пуха уже нет, и ещё родители сами рыбу едят, а им не дают.

Что же делать? Есть ведь хочется, надо выбираться из гнезда. И тогда птенцы начинают делать движения, которые они никогда раньше не делали. Они и дальше их не делали бы, если бы родители продолжали с ними нянчиться. Птенцы начинают ползти из гнезда. Вот орлёнок вываливается, такой неуклюжий, еще ничего не умеет, ничего не знает. Гнездо стоит на скале, на отвесном утёсе, чтобы никакие хищники не подобрались. Птенец срывается с этого склона, брюхом по нему едет, а потом летит в пропасть. И тут папа (тот, который ловил когда-то веточки) стремглав бросается вниз и ловит себе на спину этого орлёнка, не дав ему разбиться. И потом, на спине, он поднимает его опять в неудобное гнездо, опять на скалу, и всё начинается сначала. Эти птенцы падают, а отец их ловит.

А Отец ловил их, как орел, на Свою спину. У орлов ни один орлёнок не разбивается.

И вот в какой-то из моментов падения орлёнок начинает делать движение, которого никогда раньше не делал: он расправляет на ветру свои боковые отростки-крылья, попадая в поток воздуха и таким образом начинает летать. Так орлы учат своих птенцов. И как только птенец начинает летать сам, родители берут его с собой и показывают места, где водится рыба. Они уже не носят её ему в клюве.

Это очень хороший пример того, как нам воспитывать своих духовных и физических детей. Как важно не передержать их в тёпленьком гнездышке! Как важно не перекормить их рыбкой, когда они и сами уже могут её ловить! Но с какой заботой мы должны научить их летать, посвящая этому свои силы, и своё время, и мудрость, и навыки! Не зря самка выбирает самца, бросая веточку. Она же не хочет, чтобы её дети разбились. Выберешь нерадивого папашу без проверки, а потом детей не досчитаешься... У орлов и так птенцов мало, один или два...

Люпиновое чудо.

Каждой весной поля в штате Техас залиты синевой - это расцветают люпины. Чтобы посмотреть на бесконечные «ковры» из цветов, в Техас съезжаются туристы со всех уголков Америки.
Историк Джэк Магуайр как-то подметил: «Этот цветок также известен за пределами Техаса, как ковбойские сапоги или шляпа. Он так же дорог для нас, как трилистник для Ирландии, сакура для Японии и тюльпан для Голландии».

Вчера меня спросили, готова ли я посмотреть на чудо? Я отвечала, что всегда готова.
Всего несколько километров, и вот мы в нашем "Техасе". Что-то не видно ни одного туриста, а жаль! Мне кажется, что у нас не хуже! Полюбуйтесь!
Июнь-18, К.Г. Люпины 007
Июнь-18, К.Г. Люпины 013
Июнь-18, К.Г. Люпины 017
Июнь-18, К.Г. Люпины 027
Разные оттенки:
Июнь-18, К.Г. Люпины 036
Название этого растения происходит от латинского слова «lupus», что означает «волк». Согласно древним легендам, из люпина готовили специальное снадобье для превращения в волка. Хотя в некоторых преданиях говорится о том, что это имя ему дали за способность выживать на любых землях при любых погодных условиях.
Люпин относится к сидератам, улучшает почву, обогащает её азотом.
Ну а недолгое цветение в июне такое украшение нашей скромной русской природы! И не нужно ехать в Техас, будем любоваться у себя!

Метки:

Дорогие друзья и гости ЖЖ!
В планах книга о Бутыльской Ирине Александровне - талантливом человеке, кинодраматурге, ученице Е.Габриловича, последние годы жизни работавшей в музее К.Г. Паустовского в Москве. Её замечательные статьи печатались в центральных газетах, всегда они были требовательно отточены, наполнены особой аурой.
Может быть, у кого-то есть её письма, какие-то материалы её или о ней, будьте добры пришлите их писателю Дмитрию Шеварову - dmitri.shevarov@yandex.ru
или мне - galankor@yandex.ru
Большое спасибо!
31 мая.
Отмечаю и буду отмечать всегда этот день - день рождения К.Г. Паустовского, а значит и моё рождение как человека. Оказывается, можно родиться в 15 лет.
Но как трудно говорить и писать о любимых, хотя в душе ты все эти слова говорил много раз, но как же трудно передать эти душевные движения, чтобы другие поняли. Это так же трудно, как невозможно передать музыку словами..

Я всю жизнь пишу Вам письмо, с тех самых 15 лет, Константин Георгиевич.. Всё время пишу и разговариваю с Вами. Вы для меня старший друг, Отец, Учитель, Наставник.
Дважды писала на бумаге.
Первый раз ещё в школе в неполных 16 лет. Тогда учительница наша Лия Александровна на классном часе читала рассказ "Телеграмма", не смогла дочитать до конца, расплакалась..
А я бежала скорее домой, чтобы написать Вам письмо после этого случая. Дома никого не было, я писала, торопясь, получилось четыре страницы. Помню только, что назвала Ваши книжки сероглазыми.. Господи, это были "красивости", "цветы из стружек".
Подписала конверт так: Москва, Союз советских писателей, К.Г. Паустовскому. Волновалась так, что не смогла сама опустить в почтовый ящик, попросила Лилю из соседнего подъезда. И стала ждать... Наивная девочка.

Второй раз писала уже зрелым человеком в 33 года в Тарусе, когда приехала на очередной Ваш день рождения.
Писала всю ночь в дешёвом номере гостиницы. Мне уже было, ЧТО сказать Вам. Слова сами лились из души, только успевала записывать. О чувстве огромной благодарности, о том, что Вы заменили мне погибшего на фронте отца, о сожалении, что нет путей в прошлое, о несбыточном. Ваш негромкий голос не стал гласом вопиющего в пустыне, а заставил биться в такт с Вами моё сердце, переполненное нежностью и любовью к Вашим книгам, по которым Вы меня учили жизни: "Я пишу, превращаясь в книги, я раздаю себя всем..." Мне, как и многим, казалось, что это обо мне и для меня.
Рано утром с букетом пионов пришла к Вашему милому пределу и положила глубоко под камень это письмо. Ближе к вечеру пришла снова, письма уже не было.. Положила полевые цветы с Ильинского омута. Вы письмо взяли, спасибо!

Но я продолжала всё время говорить с Вами, писать мысленно Вам, рассказывать о себе все эти длинные годы моей жизни. И не уставала удивляться и благодарить Вас.

Помню, как на 1 научной конференции в 1988 году в Вашем музее Елена Штурм читала письма разных людей Вам.
Там было одно письмо заключённого, который в тюремной библиотеке брал Ваши книги. Сначала он возненавидел Ваших героев, потому что таких порядочных и душевных людей, по его мнению, не бывает вообще. Но что-то не давало ему покоя, он всё время тянулся к Вашим книгам, читал и прочёл всё первое собрание сочинений, что-то в его душе стало происходить. И в конце письма он пишет: - Я полюбил Ваших героев, я полюбил Вас, поверил Вам. Говорят, что Вы больны, у Вас очень плохое зрение и больное сердце. Что могу сделать для Вас я, никчёмный человек? Если нужно, возьмите мои глаза, сердце, я отдам их с радостью Вам, возьмите!

В Вашем домике в Тарусе раньше висела поздравительная газета 1966 года, сделанная Вашими друзьями, полная любви к Вам и милого юмора. Там Вы изображены и в боярской шапке, и в виде звезды экрана (это после документального фильма Юрия Рябова) и сочиняющим "Былое и дамы". Запомнились и шутливые стихи М. Алигер:

Тридцать первого мая
Всходит солнце, сияя,
И особенно пышно
Расцветают цветы.
Знает каждая пташка
И любая букашка:
Тридцать первого мая
Рождаешься ты!

Родник Паустовского не иссякает, всё новые молодые люди приникают к нему.

Пусть так будет всегда!
Ровно 103 года назад написано это письмо - нежное, очень трепетное.. И тоже, как 103 года назад, цветёт сирень. И совсем недалеко от нас Коренная пустынь.
И от каждого слова в этом письме у меня ком в горле.

Е. С. Загорской. 23 мая 1915 г., Ходынка. Лагерь:

"Прости, моя нежная. Я так долго молчал. Но не хотелось писать о мелочах, не хотелось писать о том, что со мной, пока не закончится во мне этот глубокий перелом, которым я последнее время жил.

Сейчас я в лагерях па Ходынке. Уже вечер. Цветет сирень. Я один,— брат ушел куда-то, и мне так хочется писать тебе.

Ехали мы с Генрихом безалаберно, но интересно. На­чали с того, что сели не на тот поезд. Завезли нас в Ко­ренную пустынь около Курска. Здесь мы четыре часа то­мились на маленькой станции, бесконечно долго пили чай в буфете, собрали около себя толпу богомольцев, смотрев­ших на нас с благоговением, словно на выходцев с того света. Было холодно, и в полях умирал закат, бледный и кроткий, какой-то чужой закат.

Вернулись в Курск поздней ночью. Ночью же выехали в Брянск. На вокзалах, в вагонах нас изводили расспро­сами. Бабы охали и жалели. Бледные-то какие, милые. Должно, страстей навидались. Древние старики похлопы­вали нас по плечу, называли «сынок», благодарили. Было много простой, мужицкой ласки.

В Брянске я заехал к своим часа на два и тотчас же уехал в монастырь Белые берега, верстах в двадцати от города, в леса. Сутки прожил в монастырской гостинице. Была там тишина, лес, бродили монахи, под окнами моей комнаты поблескивала лесная, быстрая речушка, на сто­ле стоял букет полевых цветов, синих и белых. Я так мно­го думал о тебе. Читал Северянина. «Какою нежностью неизъяснимою, какой сердечностью осветозарено и озорено лицо твое...»

Я стал немного иным. Полусознательно, пока я ехал в Москву, в пыльных вагонах, днем и ночью шел во мне какой-то внутренний процесс, который завершился в то утро, когда я приехал в Москву. Лежала Москва вся в туманах, в дождливой мгле. Когда я ехал по Бородинскому мосту, словно марево взглянули на меня московские за­ставы, потянулся Арбат, Смоленский рынок, Кудрино — и все это было уже моим, родным и близким. И простой, широкой и свободной показалась мне моя любовь, словно я видел те радости и страдания, на которые она обречена. Странно, по-моему, даже загадочно встретились наши жизни. Я увидел тебя, в начале такую недостижимо-дале­кую, озаренную, и я — бродяга, нищий, поэт с непонятной мне самому душой — полюбил тебя так чисто, так глубоко и больно, что даже если пройдет любовь, пройдет ее опьяненность, то останется на всю, всю жизнь жгучий след, дающий какую-то горькую сладость. Жизнь сплела вокруг нас причудливый узор войны, скитаний, весенних закатов, дымных рек, городов незнакомых, огнистых, шумных, че­ловеческих страданий, глупости, скуки и гибели. Не прав­да ли странно, Катя.

Я полюбил жизнь, полюбил ярко и сильно, несмотря на то, что теперь в Москве мне скучно, невыносимо скуч­но. По целым дням я лежу, читаю, изредка пишу.

<...>

Прощай. С Генрихом пришлю письмо. Сейчас где-то далеко слышна музыка. Какой-то минорный, кружащийся вальс. И снова волна дум о тебе,
Твой Константин".

Фото: К. Г. Паустовский в 1915 г:

С днём Победы!

День Победы..
И снова вытаскиваются из старой бабушкиной сумки реликвии: письма с фронта, фотографии. Раскладываю. Они все в этот день не погибли, а со мной..
Иду в составе Бессмертного полка с папой. Он снова молодой и красивый, как на этой фотографии.


И любимый дядя Саня, который называл меня, малышку, советской барышней и Галочкой-булавочкой, он тоже со мной, а не погиб в мае 1945.

И другие мои родные дяди, которые умерли после войны от пребывания в сырых окопах и получившие поэтому страшные болезни, от которых безвременно ушли.

И любимый учитель истории Фёдор Степанович, который в 19 лет со связкой гранат вышел навстречу пяти танкам, подбил, но получил ранение в лицо и остался навсегда слепым. Мы, отличники, водили его после уроков домой. Это было большой честью для нас. Он прощал нам некрасивые наши поступки. Я писала об этом.

Можно много говорить о войне, а можно просто прочесть 8 строк, в которых есть всё. Это стихи замечательного человека Иона Дегена.

Он умер в прошлом году.
Вот они, всего восемь строк:

Мой товарищ в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей,
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит..
Дай на память сниму с тебя валенки,
Нам ещё наступать предстоит.

Вечная им слава и память!

С маем!

Настроение - ВЕСНА!
Май, Таруса, Борисов-Мусатов.

Ровно 45 лет назад мы впервые на мотоцикле приехали в Тарусу.
С тех пор она всегда в моём сердце вместе с Константином Георгиевичем Паустовским, Борисовым-Мусатовым, любимыми поэтами и художниками. С её изумрудной травой, одуванчиками, Окой, ландышами и всем тем прекрасным, что даёт волшебная русская природа..

Любимые стихи.

По весне хожу в лесок, который рядом с домом. В эти прогулки всегда вспоминаю стихи Аллы Головиной, которые очень люблю. Есть у меня её книга "Вилла "Надежда".


А ещё нашла много её стихотворений в интернете, читаю, радуюсь, а иногда и плачу..
https://coollib.net/b/221155
Вот стихотворение "В лесу".
Читать его непременно надо дважды, во второй раз оно открывается всей своей необыкновенной образностью.
И нищий ещё воздух с еле заметной весенней зеленью, и нежно нагретый ствол дерева, именно нежно.. А мёртвые пачки - ПАЧКИ листьев, через которые пробиваются новые пики травы! И в голове новые рифмы, что даёт щедро эта прогулка - подачка.. Каждый год для меня Алла Сергеевна возвращается с прогулки с этим чудесным стихотворением, хотя её на земле уже нет с 1987 года.. Я же всего лишь с букетиком медуничек.

В ЛЕСУ
Сосновой радостью и мощью
Еще весенний воздух нищ…
Дорога в лес ушла на ощупь,
Не задевая корневищ.
Но, вытянув вперед ладони,
Опять иду на произвол,
И снова нежно пальцы тронет
Уже чуть-чуть нагретый ствол.
Как в прошлый год — я за подачкой,
За новой рифмой, за живой,
Смотреть, как мертвых листьев пачки
Опять пришпорены травой.
Тут не видна уже дорога,
И я брожу, брожу с утра,
Чтоб серых бабочек потрогать,
Таких же серых, как кора.
А возвратившись, без усилья,
Без горечи и без забот
К бумаге приколоть не крылья,
А только первый их полет…
1930

День космонавтики.

Помню, помню этот солнечный день 1961 года.
Утро апреля, солнце бьёт в окна лекционного зала, где любимый доцент по педиатрии Александр Васильевич Соловьёв читает нам "корь"..
Как забегает в зал прогульщик Толя Заболоцкий и орёт:- Наш лейтенант.. Гагарин в космосеееее!!!
И все вскакивают и тоже орут, и Александр Васильевич с нами.
Я тогда голос сорвала.
Такая гордость распирала за СССР, что мы первые..

А Гагарин уже майором был..

Метки:

Марина Арсеньевна Тарковская, сестра режиссера Андрея Тарковского, в своей книге "Осколки зеркала" опубликовала его ответы на вопросы о любимых вещах в жизни.

Анкета Андрея Тарковского:

Я бы уточнила — вторая и последняя анкета Андрея.
Первая Анкета была им записана в Дневнике 1974 года.
В ней было 15 вопросов и, следовательно, 15 ответов. Она называется Анкетой Марселя Пруста (пишу это со слов писателя М. Харитонова) и пришла к нам из XIX века.
Все мы в свое время знали анкету с ответами Карла Маркса. Я не смею судить, насколько искренни бывают ответы на вопросы подобных анкет. Думаю, что порою просто невозможно ответить односложно на тот или иной вопрос, трудно сформулировать одной фразой свое отношение к какому-либо факту или явлению.

1. Что для Вас самое большое несчастье? — Голгофа.

2. Где бы Вы хотели жить? — В России.

3. Что для Вас является абсолютным счастьем? — Такого не бывает.

4. Какие ошибки Вы прощаете? — Прежде всего, ошибки, которые совершает человек, на которого оказывают сильное моральное давление.

5. Ваш любимый литературный герой? — Князь Мышкин из романа Достоевского «Идиот».

6. Ваш любимый исторический персонаж? — Торо.

7. Ваша любимая реальная героиня? — Женщина, которая обрела чувство внутренней свободы.

8. Ваша любимая литературная героиня? — Сонечка Мармеладова из «Преступления и наказания» Достоевского.

9. Ваш любимый художник? — Пьеро делла Франческа, Андрей Рублев.

10. Ваш любимый композитор? — Бах и еще раз Бах.

11. Какие качества Вы больше всего цените в мужчине? — Терпимость.

12. Какие качества Вы больше всего цените в женщине? — Женственность.

13. Ваша любимая добродетель? — Вера в Бога.

14. Ваше любимое занятие? — Чтение.

15. Кем или чем Вы хотели бы стать? — Музыкантом.

16. Ваша основная черта характера? — Абсолютная вера в бессмертие человеческой души.

17. Что Вы больше всего цените в Ваших друзьях? — Доброту.

18. Ваша главная ошибка? — Нетерпение.

19. Ваша представление о счастье? — Такого не существует.

20. Что явилось бы для Вас наибольшим несчастьем? — Война.

21. Что бы Вы хотели видеть в себе? — Хотел бы сохранить верность самому себе.

22. Ваш любимый цвет? — Зеленый.

23. Ваш любимый цветок? — Гиацинт.

24. Ваша любимая птица? — Сорока.

25. Ваш любимый писатель? — Толстой, Достоевский.

26. Ваш любимый поэт? — Пушкин.

27. Ваш герой в реальности? — Человек, который обрел внутреннюю духовную свободу.

28. Ваши исторические героини? — Никаких.

29. Ваши любимые имена? — Мария, Анна, Федор, Павел.

30. Что внушает Вам самое сильное отвращение? — Общественный конформизм.

31. Какую историческую личность Вы больше всех презираете? — Сталина.

32. Какие военные достижения Вас восхищают? — Для меня не существует никаких военных достижений.

33. Какими реформами Вы больше всего восхищаетесь? — Декларацией прав человека.

34. Каким природным даром Вы хотели бы обладать? — Никаким.

35. Как бы Вы хотели умереть? — Во сне в своей постели.

36. Ваша духовная позиция? — Убежденность.

37. Ваш девиз? — Лучше умереть стоя, чем жить на коленях.



В двух Анкетах, разделенных десятью годами, совпадают несколько ответов. Любимый цвет — зеленый, любимый поэт — Пушкин. Очень меня порадовало, что любимый цветок Андрея гиацинт, мой тоже. О том, что любимой птицей окажется сорока, я знала еще без перевода. А вот лозунг испанской коммунистки заставил меня задуматься. Это что, шутка или всерьез? Наверное, в ответе этом есть доля и того и другого.

На вопрос Анкеты 1974 года «В чем движущая сила женщины?» Андрей отвечает: «Подчинение, самоотречение во имя любви». Об этом же идеальном для него «растворении» женщины в мужчине Андрей говорит и в интервью швейцарской журналистке Ирэне Брежне в 1983 году.

В последней Анкете героиней Андрея становится наконец «женщина, которая обрела внутреннюю свободу». Кто эта женщина? Существовала ли она реально или только в воображении Андрея? Кто знает…

А жить Андрей хотел бы в России.

Свет весны.

Сейчас у нас так, как на этой картине:



Все взаимозаменяемо. Все возвращается. Добро добром, зло злом, нежность нежностью. Ты всегда получаешь столько, сколько отдаешь. Все просто. Хочешь больше — отдавай больше. Больше сил, больше времени, больше любви..

Благодарю Тебя, благодарю
За новый день, за новую зарю,
За то, что лес опять весной запах,
За слёзы на ветвях и на глазах.
За тот насыщенный зелёный цвет,
Которому до смерти дела нет.
За этот вечный океан любви,
Разлившийся в пространстве и в крови.
За утренний голубоватый дым.
За то, что Ты от нас неотделим.



Я нюхаю вербу : горьковато - душисто пахнет, лесовой горечью живою, дремуче - дремучим духом, пушинками по лицу щекочет, так приятно. Какие пушинки нежные, в золотой пыльце.
(Иван Шмелёв).

Закроешь глаза на мгновенье
И вместе с прохладой вдохнешь
Какое-то дальнее пенье,
Какую-то смутную дрожь.

И нет ни России, ни мира,
И нет ни любви, ни обид –
По синему царству эфира
Свободное сердце летит.

Начало апреля. Много света и солнца. Закроешь глаза, а свет весны остаётся с тобой.

Ларисса Андерсен.

Новое для меня имя. Спасибо виртуальной подруге Наде Пановой, открывшей мне её.

29 марта 2012 года, в госпитале старинного французского городка Ле-Пюи (Верхняя Луара), на 102 году жизни тихо скончалась одна из самых ярких поэтесс «русского Китая» - Ларисса Николаевна Андерсен.
“Последний лепесток с восточной ветви русской эмиграции отлетел”.
Имя Лариссы Андерсен знают везде, где живут люди, любящие русскую поэзию.

Ларисса Андерсен родилась в 1911 году в семье царского офицера, дворянина, потомка скандинавов в Хабаровске. Мать – дочь польского помещика. Она была третьим ребенком, но обе ее сестры умерли еще в младенчестве. Родители эмигрировали в Китай в 1922 году незадолго до входа Красной армии в город.
Она была на редкость красива и изящна. Синие глаза с длинными ресницами- стрелами, шикарные темные с медным отливом вьющиеся волосы, точеная фигура и поразительная грация.
Ларисса не только писала стихи и прозу, она прекрасно танцевала (ее учительницей была Л.К. Дроздова, известный хореограф, причисленная в свое время к российскому императорскому двору), хорошо рисовала и тонко чувствовала мир.
_____________
С начала 1930-х гг., более 20 лет жила в Шанхае, где и вышел ее знаменитый, высоко оцененный А.Вертинским, сборник стихотворений «По земным лугам» (1940).
Александр Вертинский был большим поклонником таланта и красоты Лариссы Андерсен. Строки из стихотворения Лариссы «Осень» он выделил сразу, когда слушал стихи местных шанхайских поэтов.
Осень шуршит по чужим садам,
Зябнет у чьих-то ржавых заборов…
Только одна, в пустоте простора
Ежится, кутаясь в дым, звезда.
Только одна в пустоте простора…
Стихотворение было грустное, так как недавно умерла мама Лариссы, оно заканчивалось так:
…В доме, наверно, пылает печь,
Кресло такое, что можно лечь.
Очень радушное в доме кресло,
Счастье с ногами в него залезло.
Счастье в мохнатом, теплом халате…
Там добрая мама и белая скатерть,
И чай с молоком.
Ларисса предполагала, что это стихотворение отозвалось в сердце Вертинского, так как он устал от всех скитаний вдали от Родины и мечтал об уюте дома. Его душа отозвалось на эти строки да и красота девушки мало кого могла оставить равнодушным. Он сравнивал ее с «прекрасным и странным, печальным цветком» и был покорен.
«Если бы Господь Бог не дал Вам Ваших печальных глаз и Вашей Внешности – конечно, я бы никогда в жизни не обратил на Вас такого внимания и не наделал бы столько ошибок, сколько я наделал! – грустно восклицал Вертинский в одном из писем к Лариссе, …Важно, что Вы – печальная девочка с изумительными глазами и руками, с тонкими бедрами и фигурой отрока – пишите такие стихи!»
«Вы мой пленник и гость, светло-серая дикая птица,
Вы летели на Север. Я вас подобрал на снегу
С перебитым крылом и слезой на замерзшей реснице.
Я вас поднял, согрел и теперь до весны берегу…»
Они были созвучны по духу, поэзия их близка по тональности и музыкальности.
Вертинский отмечает, что стихи Лариссы тихи и пронизаны нежной и покорной печалью.

Ларисса посвятила А. Вертинскому стихотворение «Печальное вино»
Это было давным-давно,
Мы сидели, пили вино.
Не шумели, не пели, нет —
Угасал предвечерний свет.
И такая цвела весна,
Что пьянила и без вина.
Темнота подошла тайком,
Голубея лунным цветком,
И укрыла краем крыла,
А печаль все росла, росла,
Оставляя на много лет
Догорающий тихий след.
И, я знаю, никто из нас
Не забыл тот прощальный час,
Что когда-то сгорел дотла…
Так прекрасна печаль была,
Так звенела в ночной тиши,
Так светилась на дне души.
______________
В 1956 году Ларисса Андерсен покинула Китай. Она вышла замуж за француза Мориса Шеза, представителя крупнейшей судоходной компании, который влюбился в нее с первого взгляда. Благодаря работе мужа началась волна переездов-путешествий. В Индии Ларисса занималась йогой с учителем Индры Дэви, ее первой наставницы. Ларисса глубоко интересовалась агни-йогой, теософией, сказочным Востоком. В Харбине она познакомилась с Николаем Константиновичем Рерихом, а в Индии познакомилась с его сыном Святославом и его женой. Вела большую переписку с патриархом Кириллом Болгарским.
Она активно и жадно жила – продолжала рисовать, брала уроки вождения автомобиля, осваивала новые индийские танцы, писала. Затем был Индокитай, где Ларисса преподавала йогу, а деньги отдавала в приют слепых девочек и беспризорных мальчиков. Калейдоскоп мест мелькал – Африка, Сайгон, Индия…
Но самым любимым местом оказался Таити.
“Только в заводи молчанья может счастье бросить якорь,
Только тихими глазами можно видеть глубину.
Знак молчанья — как присяга, как печать, лежит на всяком,
Кто свернул тропинкой тайной в заповедную страну.
В молчаливый час рассвета, озаренный солнцем ранним,
Там, где синие лагуны спят в оправе синих гор,
Так бросаются с обрыва в синеву летящим камнем,
Замирая, саланганы и вонзаются в простор.
И ни слов, ни размышлений. Как сказать об этом счастье?
Разве можно в миг полета размышлять — куда летишь?
Это может быть молитва. Это может быть — причастье,
Чтобы сердце сохранило эту утреннюю тишь.”
________
Из дальних стран семья Шезов прибыла в Париж в 1970 году, на новое место службы Мориса. Она вновь «заболела» стихами, Муза была рядом с ней и Ларисса стала писать, но, главным образом, для себя.

Через год муж вышел на пенсию, и они перебрались «навсегда» в его родовое поместье Шезов в верховье Луары. Это волшебно красивые места, которые Ларисса полюбила сразу. Она с улыбкой вспоминает свою первую встречу со свекровью:
– Что это за девочка влезла на наше дерево?
– Это моя жена.
Лариссе было уже за 40.
Она ездила верхом, занималась садом, преподавала йогу, ухаживала за кошками, которых в доме было, порой, больше 10. Иногда стихи «… подступали как слезы / как молоко у кормилицы», часто стихи приходили ночью.
_______________
…Похоронив мужа, Ларисса осталась жить в поместье одна.
В этом старом доме
Так скрипят полы
… В этом старом доме
Так темны углы…
Так шуршит и шепчет
Ночью тишина…
В этом старом доме
Я живу одна.

Но она продолжает вкусно жить. «Удовольствий у нее много: стихи, кошки, сигарета после утреннего кофе, прогулка по старой тенистой аллее в своем парке, чай с горячим красным вином и медом на ночь, маски для лица из шампанского с луком, мороженое, стихи, опять стихи…
В час, когда замирает земное согретое лоно,
И звенит тишина, и проходит вечерний Христос,
Усыпляет ягнят, постилает покровы по склонам,
Разливает в степи благовонное миро берез
И возносит луну, как икону…
В 2007 году году (еще при жизни поэтессы) в издательстве «Русский путь» была издана книга стихов, прозы и воспоминаний Лариссы Андерсен «Одна на мосту». Стихотворение «Одна на мосту» появилось после поездки в Россию в 1971 году.
На том берегу – хуторок на поляне
И дедушкин тополь пред ним на посту…
Я помню, я вижу сквозь – слезы, в тумане,
Но всё ж я ушла и стою на мосту.
А мост этот шаток, а мост этот зыбок –
От берега деда на берег иной.
Там встретят меня без цветов, без улыбок
И молча ворота захлопнут за мной.
Там дрогнут и хмурятся темные ели,
И, ежась от ветра, мигает звезда…
Там стынут улыбки и стонут метели,
Нет, я не дойду, не дойду никогда!
Я буду стоять, озираясь с тоскою,
На сторону эту, на сторону ту…
Над пастью обрыва с проклятой рекою.
Одна. На мосту.

«Я думаю, – как-то философски заметила Ларисса, – что стихи – это как молитва у монахов: если молиться постоянно – то и выходит, а если нет – наступает «сухость» души. И стихи не звучат. А как хорошо, когда они звучат! Словно вот тут-то оно и есть то, для чего живешь…».

Лебёдушка Жозефина.

Всю зиму жители нашего городка следили за сообщениями об оставшейся зимовать лебёдушке, которая не смогла улететь со своей семьёй, так как её крыло была повреждено каким-то зверем.
Неравнодушные люди собирали зерно, овощи, помогали транспортом - привозили к пруду специалиста из областного эконадзора, оборудовали условия для зимовки лебёдушки, которую назвали Жозефиной.
Во-время вся семья не смогла из-за неё улететь на юг. Пришлось семью разделить во имя спасения - раненую птицу взяли под опеку. Глава семьи с пятью детёнышами улетели в день их разъединения, но на следующий день - 24 декабря снова прилетели на пруд, звали её, искали.
У Жозефины появились друзья - белые гуси, а друзья-люди сделали ей красивый домик. Незамерзающий участок водоёма огородили металлической сеткой, чтобы никакой хищник туда и носа не сунул.
Вчера местная газета вышла под заголовком на 3 странице: "Лебёдушка Жозефина пережила зиму".
Все, кто спасал её на пруду, надеются на ещё одно чудо - возвращение её семьи!
Специалист из эконадзора снова проведал Жозефину, которая чувствует себя отлично и стала чаще тянуть головку к небу.
Какое счастье!!

Prima vera.

Прима вера - как красиво звучат, перекатываясь во рту буквой "Р" эти волшебные слова!



Несмотря на завалы снега, она всё же пришла, эта первая весна! Так много света и солнца, дворовые коты вылезли из подвалов и радуются. Так весело пересвистываются птицы. И теперь я знаю, читая книгу сына "Греколатиника", что пересвистываются они на латыни.

Это время Пришвин - мудрый и лукавый волшебник - называл ВЕСНОЙ СВЕТА.

Вот сейчас вороны кувыркаются в сугробах на солнце за окнами, а я вспоминаю, что и об этом писал Пришвин:
"У нас перед домом намело огромный сугроб, и он лежал на солнце, сиял, как непомятая лебединая грудь. С трудом я открыл дверь, заваленную ночным снегом, и, пробивая лопатой траншею, стал раскидывать и белый пух этой ночи и под ним залежалые тяжелые пласты....
..Вороны кувыркаются – до чего хорошо! В душе звучит мелодия, и вместо слов отзывается мне все голубое небо, и по этому светлому половодью вот опять плывет теплое облако, как большая белая птица, подымая высоко лебединую грудь, никем не помятую".
Как же хорошо написано!!


А это уже другой волшебник - К.Г. Паустовский из "Книги скитаний":
«Первая весна! Prima vera! Когда мы с мучениями зубрили в гимназии латынь, то только эти два благозвучные латинские слова впервые примирили нас – и то немногих – с этим языком. «Прима вера» – первая полудетская весна. Та весна, когда стрелки травинок еще не выползли из земли и видны только в сырых маленьких трещинах. Там они еще прячутся от ночных заморозков.

Тихое солнце в полном безветрии грело землю (это было в Орловской области около городка Ливны) и спокойно сверкало над просторной – тогда еще уездной, а ныне районной – Россией.

В оврагах за городом уже сердилась и бормотала вода. Вдали, в печном дыму пригородных слободок – Стрелецкой и Ямской – орали, надсаживаясь и сдуру теряя голоса, слободские бесстрашные петухи. Они радовались возвращению тепла и ликовали по случаю своей долгой жизни, – петухам, наверное, казалось, что они бессмертны на этой земле так же, как бессмертны и люди».

Возрадуемся же первой весне!

Эти нежные мартовские цикламены из Крыма прислала мне Светочка - evrica_taurica, когда мне было плохо. Как они нежны и трогательны, как гонит их сила вечной жизни к свету и весне!

Ура!!!

Мой любимый писатель сказал: "Мне хотелось увидеть и испытать всё".

К моему солидному возрасту я повидала, конечно, не всё, но многое. Больше всего хорошее, а может ещё и потому, что плохое быстрее забывается, а хорошее остаётся.
Очень больно ранит плохое, особенно тогда, когда ты беззащитен перед этим плохим.
Сколько я пережила за эту неделю, когда просто взяли и отключили меня от ЖЖ, от вас, мои друзья. Писала в службу поддержки пять раз, сегодня ответили, что кто-то взломал мой журнал. Журнал совсем обычный, никому не приносящий никакого зла, а иногда даже и полезный, судя по отзывам, без которого я уже не мыслю дальнейшей жизни. В нём я вспоминала замечательных людей, с которыми меня свела жизнь, моих ушедших родителей, друзей, милых пушистиков. Отдавала дань любимым писателям и поэтам, книгам, природе, размышляла. Всё это помогало жить. И только журнал и друзья помогли выжить после потери любимого человека, без которого почти невозможно до сих пор.
Живой журнал, он единственный в своём роде, в других сетях всё сводится к увековечиванию себя на фото и кратких комментариях, там нет места размышлениям, всё на ходу, и скоро, как мне кажется, сведётся всё к каким-то первобытным знакам..

Как больно было видеть свою аватарку просто перечёркнутой и прочесть, что такого журнала не существует! Не существует 7,5 лет жизни?
Мне казалось все эти дни, что я заключена за какую-то колючую проволоку, изолирована, а там, дальше есть жизнь, есть друзья, светит яркое солнце и только там настоящая жизнь. А меня нет. Скверно было на душе.
Глупо, но я вспоминала годы, когда существовали репрессии. За что, без объяснения причин забирали людей в те далёкие страшные годы? Ничего не объясняли.
Сравнение неуместно, но я поняла, КАКОВО это.
Видимо, мне надо было пережить и это. Всё не случайно. Спасибо ситуации, она многое помогла понять. Понять, как всё хрупко в этом прекрасном мире, как надо дорожить всем тем, что мы имеем. Как надо благодарить людей за всё хорошее. Сколько вас откликнулось на мою беду! Спасибо вам всем!
Милая Наташенька Кравченко в утешение прислала мне этого мишку и разрешила пересылать дальше, что я и делаю.

Муркино счастье.

Помните, я вам писала в декабре о спасённой кошечке Маргоше и обещала о ней ещё рассказать?
https://galankor.livejournal.com/147914.html#comments
Докладываю, что всё у неё хорошо, даже очень. Только теперь она Мурка, хотя я всё равно её называю Маргошей.
Что за это время произошло?
Евдокии Михайловне перед самым новым годом исполнилось 92, все её поздравили и пожелали долгих лет в здравии и радости.
Маргошу-Мурку стерилизовали.
Оказалось, что она игрунья и кусака, но это же замечательно. Спит в ногах у Евдокии Михайловны.
Любит смотреть, как хозяйка занимается на велотренажёре и пытается ей помочь, понимая её возраст.
Хозяйка накупила ей всяких игрушек и расстраивается, что девочка иногда плохо ест, не то что раньше на улице, когда мы её никак не могли накормить. Но всем же понятно, только не любящей маме..
А уж мурлычет Маргоша так, что слышно во всей квартире, наверное потому она её и переименовала в Мурку.
Когда Евдокия Михайловна смотрит на неё, то расплывается в улыбке.
А Мурка, когда она её зовёт по имени, сразу откликается своим Муррр. Только жалко, что хозяйка плохо слышит.



С хозяйкой:


Новая игрушка:




Вот такое оно, Муркино счастье..

Генри Дэвид Торо.

Как удивительно бывает открывать новые имена интересных людей, особенно тех, кто жил очень давно, а тебе современен своими убеждениями и высказываниями!
Совсем недавно я для себя открыла Генри Торо. Это американский писатель, мыслитель, натуралист, аболиционист (сторонник отмены рабства). Годы жизни - 1817-1862.
Получил хорошее образование в Гарварде. Но по убеждениям и складу души критиковал современную ему цивилизацию и ратовал за возврат к природе в духе Жана Жака Руссо.

В 1845–1847 годах Торо жил в построенной им самим хижине на берегу Уолденского пруда (недалеко от Конкорда), самостоятельно обеспечивая себя всем необходимым для жизни. Этот эксперимент по уединению от общества он описал в книге «Уолден, или Жизнь в лесу» (1854).
Эта книга много раз переиздавалась и сейчас её можно купить.


Его хижина в лесу:

А это внутренняя обстановка домика на берегу озера:


Что ещё надо 27-летнему поэту и мыслителю?

А вот некоторые его близкие мне высказывания, которыми руководствуюсь и через 200 лет:

1. Доброта - это единственное одеяние, которое никогда не ветшает.
2. Книги следует читать так же неторопливо и бережно, как они писались.
3. Мечты - это краеугольные камни нашего характера.
4. Судите о своём здоровье по тому, как вы радуетесь утру и весне.
5. Читайте в первую очередь классические произведения, иначе вы не успеете это сделать!
6. Пока я дружу с временами года, я не представляю. чтобы жизнь могла стать мне в тягость.
7. Мы часто бываем более одиноки среди людей, чем в тиши своих комнат. Когда человек думает или работает, он всегда наедине с собой, где бы он не находился.
8. Из того, что необходимо душе, ничего не покупается за деньги.

Это маленькая часть, их много и каждое их них перл!

Друзья!

Всю жизнь удивляюсь, что совсем не знаю себя, до самой смерти буду узнавать, а потом и в другом мире тоже.
Другой мир есть, это точно. Он состоит из света и звука. Очень красивый. Я всегда это знала, подтверждение недавно получила из книги Лейлы Гаррет-Александер "Собиратель снов Андрей Тарковский". Эту книгу подарила мне моя любимая подруга Веронича, она знает, что я собираю книги о семье Тарковских - моя любимая заветная полочка пополняется. Так вот Лейла (переводчик на фильме "Жертвоприношение") пишет в книге, что Андрей Арсеньевич во сне ей сказал, что выше нашего мира находится мир СВЕТА и ЗВУКА, что он "там" тоже снимает фильмы с помощью звука, трансформирующегося в свет. Её это потрясло, так как несколькими годами ранее это же ей сказал не во сне, а наяву её мастер цигун.

Но я отвлеклась. Оказывается, я странный товарищ: на меня так плохо подействовал новый стиль любимого ЖЖ, что я и во сне всё пыталась вернуться на старый стиль и дизайн к моей любимой кошечке, прильнувшей к раковине.
Это не получалось и я так нервничала, будто у меня отняли что-то самое любимое. А ведь вообще-то я несмотря на почтенный возраст очень люблю всё новое во всём и везде, включая переезды, перестановку мебели, даже ремонты, люблю выбрасывать старые вещи (не старинные, а старые).
А тут новый дизайн, ерунда ведь? Даже подумывала уйти и бросить всё.
И в который уже раз вы помогли мне, милые друзья по ЖЖ!
Я испытала такую радость, когда всё получилось, что решила написать вам БОЛЬШОЕ СПАСИБО!!!
Вы и раньше помогали мне, но сейчас мне так хорошо, СПАСИБО! Особенно милым je_nny,feona2003 и всегда готовой помочь vikussss.
Я протягиваю через расстояния руки и обнимаю вас!
А себя буду познавать и дальше..
Ваша январская Галина.
Сегодня у нас волшебный день: солнце, морозец - 10. Иней пушистый искрится. Люди улыбаются. Зимнее счастье.
Совсем как у Давида Самойлова:

И были дни, и падал снег,
Как теплый пух зимы туманной…

В честь Татьянина дня, или 80-летия Высоцкого?




Мой дворовый любимчик Пушенька



Символ "Живого журнала" - две буквы Ж, на который сержусь. Без моего согласия перевели на новый стиль ЖЖ, теперь я страдаю, не принимает душа его, а перейти на старый не получается..




Вспоминаю сегодня Высоцкого, как его любили все в нашей семье! В далёкие годы конца 60-х годов на курсах усовершенствования врачей один человек из друзей знал все его песни и переписал мне их в книжечку. С этим богатством я и приехала домой и по вечерам мы их пели с Толей.
Вот я как раз только приехала с курсов, вся внутри наполненная песнями Высоцкого.


Позже удалось раздобыть много пластинок. Как близки были слова из "Баллады о любви":
Я поля влюбленным постелю,
Пусть поют во сне и наяву!
Я дышу — и значит, я люблю!
Я люблю — и, значит, я живу!

Прихоти.

Моя северная подруга Эмма часто повторяла фразу "На прихоти нам денег не жаль, нам жаль их на самое необходимое". Нам с Толиком эта фраза всегда нравилась, мы не сомневались в авторстве этой фразы Эммы.

Часто так и случалось в нашей совместной жизни, что он потакал моим скромным прихотям, чтобы порадовать меня, а я любила каким-нибудь пустячком его порадовать. Но всё это было в пределах наших довольно скромных возможностей.
Мы во многом были два сапога-пара. К деньгам относились как к необходимости жития, не больше, никогда не получалось копить, есть-хорошо, нет-тоже ничего, переживём. "Святыми" были траты на фото принадлежности для него, и на книги для нас обоих.
Бывало так, что до получки оставалось ещё 3-4 дня, а я видела вожделенную книгу, которая стоила ровно столько, сколько оставалось денег. Видя мою расстроенную физиономию, Толик всегда говорил, чтобы я покупала, что как-нибудь доживём, и радовался больше меня. И доживали. Как всегда, откуда-нибудь приходили нечаянные деньги, зато как радовались вместе, рассматривали, читали! А я ещё с детства любила нюхать и гладить руками книжку, прежде чем открыть.
Вчера шла из гостей и вспоминала это. По дороге попался чудесный цветочный магазин. Захотелось совершить какой-нибудь безумный поступок. Но что может совершить человек, который живёт на пенсию, а до неё ещё 4 дня?
Конечно же, потратить всё, что осталось.
Могу я сделать безумный поступок? - спросила я молоденькую продавщицу. - Конечно!-с радостной улыбкой сказала милая девушка и проводила меня в холодную комнату, где, оказывается, давно ждали меня 13 прелестных роз на коротких стеблях сорта Акуна Матата - "Без проблем". А 13 - любимое моё число.

Я шла и улыбалась, представляя, как бы одобрил мой поступок Толик.
Сегодня же получила нечаянные деньги, немного, как раз до получения пенсии. Фантастика!



А фраза насчёт прихотей, оказалось, принадлежит Бальзаку.

Метки:

Profile

Счастливая
galankor
Галина

Latest Month

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com